Юрий НАУМОВ: «Рок-н-ролл не должен быть совершенным

Юрий НАУМОВ: "Рок-н-ролл не должен быть совершенным. Он должен быть классным!"

 

Музыканты говорят, что блюз - это когда хорошему человеку плохо...

Про наумовские песни этого, пожалуй, не скажешь. Они постоянно держат тебя в эмоциональном напряжении, так, что ногти впиваются в ладонь. Да и блюзом творчество Юрия Наумова однозначно назвать нельзя. Оно лежит вне традиционных рамок.

В 80-х Наумов внес довольно весомый вклад в развитие русского рок-движения, считался одним из наиболее интересных гитаристов страны. Такие его альбомы, как "Депрессия", "Блюз в 1000 дней", "Не поддающийся проверке" наделали в СССР много шума. Тем не менее осенью 90-го Наумов уехал в США.

Появился в Москве он только в 95-м году и только на несколько дней, чтобы записать новый диск (рабочее название - "Фиолетовый Альбом") и выступить с концертом.

- Почему вы решили уехать? Как приняла вас Америка?

- Мне было 25, и я писал свои лучшие вещи. Но в Советском Союзе, стране, которая запустила первого космонавта, не было элементарных струн. Приходилось ловить на московских и питерских улицах интуристов и лабать по два часа у них в номере, чтобы они прислали тебе пакет струн. Момент невероятного бытового унижения был вплетен в ткань жизни.

Мои ровесники защищали диссертации, делали головокружительную карьеру, покупали автомобили и дачные участки, выгодно женились и меняли однокомнатные квартиры на трехкомнатные - в общем, прокладывали себе дорогу в жизнь. А я с утра до ночи играл на гитаре. И тут началось сильное давление. Но не властей, а близких мне людей. Представьте, слышать каждый день: "Ты, как идиот, волосами трясешь, а нормальные люди..." Чудовищная ситуация.

Америка приняла меня неплохо. В целом изначальный шанс для музыканта выжить и оказаться оцененным в Штатах, наверное, повыше, чем в России. У ряда людей сложился устойчивый интерес к моей музыке. И тот звук, который я создавал здесь в нищете и к которому, по сути, пришел через ряд странных неблагоприятных обстоятельств, там оказался уникальным. В США такого гитарного саунда не было.

- Значит, непонятые русские гении могут смело ехать удивлять и покорять Запад?

- Иногда происходят курьезные вещи. Долгое время Союз был огорожен "железным занавесом" и в какой-то момент стал на Западе очень модным. На этом можно было сыграть, что и делалось. У меня же был другой путь. Моя аудитория складывалась постепенно. Но надежда на признание есть. Только все происходит безумно медленно. Наверное, реально я увижу успех, когда мне будет лет 50.

- Какова ваша сегодняшняя аудитория?

- Мне трудно определить поколения и социальную принадлежность моей публики. Пока стремлюсь найти всех тех, кому предназначен. В России - найти заново. Ведь вполне возможно, что сейчас я могу показаться чужим, меня не услышат.

Я, конечно, не делю своих слушателей на русских и американцев. По своим главным человеческим качествам они похожи, как, в сущности, похожи Москва и Нью-Йорк. Рок-н-ролл - народная музыка городов, где люди живут в каменных коробках, видят из окон небо, перечеркнутое проводами. Есть такие аспекты, которые только рок-н-роллом и можно выразить.

- Как вы оцениваете свои вокальные данные?

- Особенными я их не считаю и над голосом не работаю: не думаю, что если бы я брал семь октав, то точнее доносил то, что пытаюсь донести. Рок-н-ролл не должнен быть совершенным. Он должен быть классным!

Валерия АВДЕЕВА

Комментарии запрещены.

Свежие записи



Что еще интересного?